Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
11:55 

Наталья Кулагина "Орел. Решка"

Больше никакого рок-н-ролла
Кто-то проминает душу, чтоб она наконец выдавила ком к горлу.
И подставила к горлу нож. Что же происходит?


Самое лучшее мы, как правило, находим по совету друзей. А любимое – случайно. Это самое любимое, очевидно, долго ищет нас, подсовывая прямые и не очень указания на запутанные в книжных полках тропинки. Любимое никак не может удержать наше внимание, когда бросается нам на глаза – увы, мы слишком увлечены посредственностями. Но иногда минус все-таки натыкается на минус, мы на секунду понимаем смысл жизни или хотя бы находим что-то любимое. В парке на давно не крашенной скамейке, в кафе на стеклянных столиках, в университете в темных аудиториях или в библиотеке на пыльных полках.
Откровенно говоря, у меня совсем нет желания описывать структуру книги и прочие композиционные изыски – всё гармонично, выдержано, кое-где – пересолено, но пересолено в тему, кое-где – недожарено, но и кровь там к месту.
Что мне действительно импонирует – так это отсутствие реактивного движения героев в сюжете, очень уж любят современные прозаики заставить героя быстро-быстро куда-то бежать, при этом что-то думать и о чем-то волноваться. Когда я читаю такие тексты, создается впечатление, что сейчас некий Вася Пупкин вырвется, наконец, за пределы ненавистных строчек и понесется куда-то в темноту – и всё, книга останется без героя, сюжет – без финала, я – в разочаровании, автор – без армии поклонников. Хотя нет, вру, современный грамотно раскрученный автор всегда найдет способ выкрутиться из любой нелеповщины и остаться в плюсе.
Кулагина идет на хитрость – несмотря на то, что в своей книге она поставила все точки над избитой буквой «i», она создает иллюзию того, что читатель сейчас сам быстренько разберется с сюжетом и последовательностью чтения. Все дело в том, что читать можно начинать с двух сторон, кажется, это называется книгой-перевертышем. Но, по сути дела, это два романа под одной обложкой: два романа похожих, согласна, с одинаковыми главами (местами) и сходными героями, но двумя самостоятельными романами. А вообще красивый ход на случай, если не знаешь какой вариант своего произведения выбрать – изловчиться сделать из вариаций одну, якобы, цельность. Придумка хоть и не нова, но нехило подзабыта, понятно, в принципе, почему: жанр перевертыша (обзову-таки это безобразие жанром) требует, во-первых, обоснованности, во-вторых, определенной степени мастерства. И с тем, и с другим ныне сплошной кризис, так что решиься на перевертыш, на мой взгляд, требует определенной смелости. Хвала: хоть и не особо обосновано (опубликуй бы Наталья Кулагина две повести под одной обложкой без всяких двоякостей – содержание бы не пострадало), зато мастерски.
Кулагина старается интриговать, выворачивая свой текст наизнанку, выжимая из него все соки и снова поливая живой водой, предваряя все эти махинации вставными элементами в форме «якобы-писем». Письма это или не письма, я, если совсем честно, так и не поняла, но ценность их от сего не умаляется. Интернетовские песни «Птицы» приведут в щенячий восторг любого романтика вроде меня и вызовут снисходительную улыбку признания у любого циника.
В аннотации сказан, что книга «открывает неизведанный мир Русского Севера, славянской Шамбалы». Где-то есть и такое, не отрицаю, но особого впечатления это «открытия» не производит, логический центр всё-таки смещен на чувства и течения мыслей героинь. В этом плане – надо признать – Кулагина превзошла все мои ожидания, переплюнув даже многострадального Коэльо, с которым её так любят нынче сравнивать. И если товарищ Паоло выдвигая чувства на первый план оставляет им, тем не менее, место второстепенное, то здесь этот фокус не пройдёт.
Говорить о сюжете я, с Вашего позволения не буду, ибо не вижу смысла. Всё в тех же аннотациях мелькают слова вроде «великой любви, предательства и жертвоприношения», что тоже не противоречит истине. Не буду отнимать хлеб, в общем, у тружеников малого жанра, пересказывая содержание. Думаю, что-то можно понять из приводимых цитат, остальное – восполнить только прочтением. Читайте. Или не читайте. Но всё-таки лучше…

- А что я буду делать?
- Жить, - улыбнулся Владимир Семенович. – Просто жить. Ты источник чудес, предзнаменований и волшебной любви. Твоя вера – любовь с первого взгляда. Твое задание – выжить любой ценой. Понятно?

Когда я одна в центре города – я ищу его. Когда я не одна его – я ищу его тоже.

Я танцевала на тонкой грани безумия и вполне нормальной жизни с глянцевыми журналами и хорошими книгами

И тут он на меня посмотрел особенным взглядом.
Видели ли вы, как плачут младенцы?
Слышали ли, как голосят матери в фильмах про войну?
Видели ли глаза осужденных за минуту до расстрела в хрониках из жизни?
Кто ты?
Из какой жизни ты прикатился, чтобы свести меня с ума?
Что я тебе сделала?
Где я видела эти глаза?

Может, я как принцесса каждую ночь пляшу на балах, а под утро об этом забываю?
Может, я радистка Кэт, после дозы провалившая задание?
Может, я инопланетный разум, засланный сюда с целью разведения кактусов?
Да кто же я, черт возьми?

Мужчины меня сторонились, вяло оправдывали свое поведение тем, что я «очень умная». Но конечно же, это была вопиющая ложь. Женщины ликовали в моем присутствии, поднимая собственную самооценку. А я, птица с надломленным крылом, искала только его, часами ездила по Кольцевой линии метро, гадала на заголовках газет и первой новости, которую услышу, хорошую или плохую. Так я поняла, что новостями кто-то манипулирует. Они могли быть и хорошими, и плохими, но никогда – случайными. Каждая новость так или иначе объясняла, где я. В медном, серебряном или золотом царстве.
Теледикторши что-то про нас знали. И только надменно фыркали и пожимали плачами, когда я хотела у них кое-что уточнить. Новости становились больше хорошими, чем плохими.

Золотой осенью у меня случилось просветление. На заплеванной площади ВДНХ, среди лучезарной шаурмы, я вдруг прозрела. Я уже не стану первой женщиной-космонавтом, не получу Нобелевскую премию и вряд ли представлю Россию на конкурсе «Мисс Вселенная». Но надо же что-то делать?
Мое грустное эго, взлетев чуть выше колеса обозрения и совершив кружок над Останкинским прудом, вернулось ко мне чуть потрепанным и обалдевшим от веси, что его больше не существует.
Собственно, это и не было уже моим эго. Все мои ненаписанные статьи, неснятые фильмы, невыпущенные книги, неснятые фотографии улетели, будто их никогда и не было. Эго вернулось чистое, как младенец, и потому мудрое, как пророк. На вонючей площади ВДНХ я стала свободной.

Официанты, бармены, продавцы стали в наше время изысканней психоаналитиков.
Заговорят с клиентом ненавязчиво, предложат самое вкусное, душевное, теплое. Человек превращается в ребенка, когда неуклюже выдавливает вишенку из мороженного выгнутой дугообразной ложкой.
Официант по одному всплеску ресниц определяет – чай или виски, кофе с молоком или «молоко ни в коем случае».
Пока клиент увлечен выбором – официант уже знает счет, лукаво хмурит глазки, игриво приподнимает брови.
Клиенты, даже очень приличные, никогда не думают о тех, кто встречает их в кафе. Зато официанты видят клиентов насквозь. Настоящие агенты могут работать годами в кафе, и никто их не заподозрит в шпионской деятельности в пользу… (Знать бы, в чью пользу эти агенты собирают информацию, фотографируют камерой-глазом лица, гадают на кофейной гуще и ненавязчиво изменяют направление жизни.)
Официант смотрит прямо в душу. «Что желаете?»
Провоцирует клиента на раздумья, шевелит поленом захудалый пожар желаний в пресыщенной душе. И в конце концов заставляет действительно желать до дрожи, до сладкой слюнки. Так рождается любовь к жизни.

Мобильный телефон - лучшее техническое изобретение для виртуальной любви.

Своего парня (того самого, ради которого я торчу в сложных метеорологических условиях Земли) я могла бы узнать по следующим признакам:
1. Он хорошо отзывает на пароль «Хорошо живет на свете Вини-Пух».
2. Ищет меня по фото. (Узнает?)
3. Имеет склонность к черному юмору. (Куда ж без него!)
4. Танцует, когда ему грустно. (А что же ещё ему делать?)
5. Он должен передать мне привет.

Мне шли признания в любви: «Только не вычеркивай меня из хомяков. Я умоляю!»

Водка неприхотлива. Напиться можно где угодно. Водка безжалостна. Забирает последний стыд и последние деньги. Водка обольщает, играет и в самом конце тоннеля ставит зеркало.

Призвание водки – будить. Но внутри нас порой дремлют такие чудовища и упыри, которые могут получить от водки силу и ненароком проснуться.
Я маленький бройлер, производящий цистерну энергии. Я надежный и проверенный бройлер. Я нарабатываю энергию мощной сердечной мышцей. От такого распорядка душа согласилась подпитывать один невостребованный кактус в Мексике, средних размеров валун в Белом море, пару кирпичей на Красной площади, одну российскую компанию по производству подводных лодок, обувное объединение по производству валенок и пару поэтов и пророков.

День превратился в один-единственный день. Ночь – в одну-единственную ночь. День и ночь. Обнулялись набранные очки в виртуальной жизни, заело клавишу «пробел». А я осталась. Вечная и лукавая.
Но отвратительный карлик одиночества с желтыми гнилыми зубами перемалывает на мелкие кусочки пишет кляузы в преисподнюю.

В момент тяжелых раздумий «о судьбах мира» самые ценные советы и указания дают пьяные прохожие, незнакомые люди, городские сумасшедшие.

Когда я засыпаю здесь, я просыпаюсь в другом месте, и день начинается с самого начала. Я так долго не спала по-настоящему. И всегда опаздываю. И всегда путаюсь – здесь я или там?

Настоящий знак – целая наука легкомыслия, невинности и желания играть с кем бы то ни было в опасные игры. (Ставка, как обычно, - разум).Знак – ненавязчивое (а иногда- откровенное) присутствие в жизни некой третьей силы. Она расклеивает листовки по городу, проводит тебя по самым унылым улицам, чтоб ты обязательно заметил несколько кривых букв. (Как будто специально). Знак- рука, которая не сильно держит, но не дает рухнуть в одночасье. Знак в шутливой или суровой форме настигает везде. От него невозможно скрыться.

Макар от природы являлся профессиональным лирическим героем, нежным любовником и гордецом. Тем, кому великие поэты пришили ярлык – лишний человек России.

Кажется, если б мой личный большой взрыв когда-нибудь грянул бы, разнес бы он Землю в пыль.

А теперь иду я, старый дурак, туда, сам не знаю куда. В мое тридевятое царство. Услышал я зов. Свой позывной, который всю жизнь ждал. Топаю смиренно, как Иван-дурак за Царевной-лягушкой.

А тюремщики-то тоже не вольны. Эти сволочи – самые несчастные.

Колобок на то и Колобок, что был глуп, но чертовски обаятелен. Пока он по дорожке катился, он встретился и с зайчиком, и с волком, и с медведем. Заяц с ним заячьей душой поделился. Волк – волчьей, медведь – медвежьей. На Колобка смотрели, как в зеркало. А с зеркалом как бороться? Как на него руку, или как – лапу – поднять? Невозможно. Ни хитрости в колобке не было, ни ума, ни красоты особой. Только гибкость в восприятии мира.
Сторожа мира обменивались с ним заветными словами, отдавали свой пароль и волшебные знаки, пропуская дальше, к центру – ядру Вселенной. Погубила колобка гордыня. Колобок потерял гибкость и стал плохим зеркалом. Лиса разглядела, что колобок- вкусная булочка. И съела его. Потому что он очень вкусный. Вот и вся сказка».

С детства боялась снов с четверга на пятницу. Приснится какая-нибудь задница, а я буду думать, что вещая.

«Жили-были дедушка и бабушка. И Мишутка. И Аленушка. И братец Иванушка. И Снегурочка. И волк. И лисичка. И Финист – Ясный Сокол. И Василиса Премудрая. И Баба-яга. И леший. И кикимора. И Машенька. И рассвет. И закат. И крошечка Хаврошечка. И Нюрочка-двчурочка. И Ивашечка. И семеро козлят. Все жили они долго и счастливы».

Она вылакала годовой запас ливневых дождей, оплакивая того, о ком ничего не помнила.

Девочка не знала, что любовь - древняя магия, что души, подчиняясь неумолимому магнитному притяжению. Навсегда соединяются огненным венцом. Что после блистательного слияния друг в друге они переживают священный разрыв. Они умирают друг в друге, растворяясь в любовной материи, чтоб воскреснуть иными, в другом мире.
Девочка не знала, что болеет самой заразной, унизительно болезнью – болезнью разлуки.

Кто-то проминает душу, чтоб она наконец выдавила ком к горлу. И подставила к горлу нож. Что же происходит?
В газетах берут интервью исключительно у тех, у кого надо. Все счастливы. Все хорошо. Но отчего-то хочется плакать. Опустошение – первый признак усталости. Реклама антидепрессантов сопровождает с утра до вечера, как конвоир.

Город превращается в ад. Этот ад – осознание полнейшей беспомощностью.
Выкуп – 15 чистейших слезинок покаяния.
Ты целуешь свое дно. В лужице алкоголя и мочи. С отвращением смотришь в свое отражение и в одну секунду его оглушаешь. Убиваешь. Своими руками. Поднимаешь руку на святое. На свое одиночество и, значит, для себя.

Истинную суть встречи можно узнать только через несколько лет.

Странное животное говорит через тебя, как через радиоприемник.
И это животное – ты. Странно меняется внешность от ситуации к ситуации. Но ни взгляд, ни платье не выдали твою тайну. Что тебя уже нет. Есть напряжение и азарт. И струящаяся по рукам энергия, выбивающая дробь под ресницами.

Пора наезжать. Машиной, трамваем или несчастной любовью. Предательством, пустотой или безумием. Чем-то абстрактным. От чего перехватывает дыхание. От чего можно пережить клиническую смерть на ногах.
Воспоминание потребует усилия. Бесплотного. Тупого остекленения. Напряжения всех органов чувств. То, что было когда-то очевидным, а потом покрылось пеленой забвения. Этот наплыв маразма можно отогнать. Запить хорошо сваренным кофе. Закурить сигарету. Выкинуть дурь из головы. Но томление не пройдет. С этого дня действительно все пойдет по-другому. По-настоящему.

@музыка: 5'nizza - Ты такая

@темы: рецензии, прочитали: не советуем, так - намекаем..., бумажные жизни бумажных героев

URL
Комментарии
2009-06-01 в 01:01 

...а когда мы очнулись — уже наступила весна и мы спали, обнявшись, как две разноцветные гусеницы… (с) Дмитрий Воденников
Обожаю эту книгу!!!!
И помнится мне (источник информации наш бразильский друх Алехандро), что фамилия Коэльо переводится с португальского, как "кролик"...
Так фто я тоже считаю неуместным сравнения со всякими там кроликами... Вооот....

А если серьёзно - книга потрясающая... интригующая и исполняющая желания...
отвечающая на вопросы и задающая новые загадки...
Шедевр, одним словом)

2009-06-02 в 09:25 

Всё равно я люблю эту жизнь, её страшные чудеса.
я неправильный официант, хехе ) а книга заинтриговала. надо бы прочитать ) лет так через...

2009-06-02 в 11:52 

Больше никакого рок-н-ролла
Нервная полоса Да-да, наш бразильский друх не даст нам соврать, аха) ..Кипятильник, Ваш ник заставляет меня нервничать...

Голубянка Это тебе так кажется, что неправильный))
А распорядок твой с книгами я знаю, вот поэтом и не хочу сама делать список и следовать ему - ну не выходит и у меня, не выходит... Хотя сообщество интересное, читать его очень занимательно =)

URL
2009-06-02 в 18:46 

Всё равно я люблю эту жизнь, её страшные чудеса.
Шербет и капля кофеина, я стащу у тебя официантскую цитату, можно?)
не хочу сама делать список и следовать ему - ну не выходит и у меня, не выходит
а у меня наоборот - только так и выходит )) я за 4 месяца прочитала больше, чем за предыдущие года два-три :laugh:
сообщество интересное, читать его очень занимательно
ну, это хорошо )

2009-06-02 в 18:53 

Больше никакого рок-н-ролла
Голубянка Человеку, который читает мои рецензии можно всё! :-D

URL
2009-06-02 в 19:05 

Всё равно я люблю эту жизнь, её страшные чудеса.
Шербет и капля кофеина, ну, они у тебя правда интересные ))) и за то, что цитаты выписываешь - отдельное спасибо :attr:

2009-06-05 в 21:27 

*Reader*
Когда-нибудь состарюсь, но не сейчас
Спасибо за "наводку":)
Заинтересовалась и купила (вот только Лукьяненко сперва дочитаю)

И еще - С Днем Рождения:white::red::tort:

2009-06-05 в 23:15 

Больше никакого рок-н-ролла
*Reader* Ох, надеюсь, Вы не будете разочарованы.) Я вот очень хочу найти остальные её романы, но как-то пока не особо.. Хотя помимо Бокаччо и Сервантеса у меня ещё книг 20 впереди)))

Спасибо.)

URL
   

Отчаявшись услышать то, что надо

главная