Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: папка с обугленными листами, исписанными кривым почерком (список заголовков)
22:19 

lock Доступ к записи ограничен

Больше никакого рок-н-ролла
Фотолето.

URL
18:52 

Ну вот как-то так.

Больше никакого рок-н-ролла
А сейчас, как пишет товарищ Гришковец, будет длинный графоманческий текст. Ну или не очень длинный. Зато однозначно графоманческий.

Вот почему так получается: хочешь столько человеку рассказать, стольким поделиться, высыпать прозрачным бисером обрывки мыслей и впечатлений на кружевную скатерть старого-доброго разговора по душам, но... не выходит. То есть как, оно, может, и выйдет, но будет не к месту, не в тему, не в настроение. Остается только списывать все на расстояние, мол, ну далеко; серьезно, далеко от тебя этот человек, у него там свои заморочки, и твои недовосторги ему действительно до лампочки. Утешаешь себя, мол, да ничего, вот будет этот человек близко - а когда-нибудь он непременно будет - и может ему будет интересно, и всё ты расскажешь, всё-всё-всё. И про то, что в семье все как-то сложно, что перестала чувствовать перемены или, может, давно не было этих перемен, а так хочется, но уже не помнишь или и вовсе не знаешь - что это такое и с чем это едят; а здесь тоже жарко, а море такое родное, а я уже не знаю, куда бежать.
При этом где-то глубоко под всем этим в уголочке тихо засело четкое осознание того, что потом - ну, то есть когда наступит это "близко" - весь твой прозрачно-разноцветный бисер превратится в сухой горох, который чем не заправляй - все равно будет противно поскрипывать на зубах и оставлять горький привкус. Но это ладно, это ничего.

А если так: каждое утро видишь ты человека, и ему ты тоже хочешь многое рассказать, и если не больше, чем первому, то примерно столько же, потому что есть вещи, которые понимают только те, кто в них варится уже много-много лет, потому что солнце сегодня такое удивительно мягкое; да господи, просто хочешь многое рассказать! И услышать, кстати, как и с первым, тоже многое хочешь. Но та же фигня: место не то, момент не тот, обстановка как-то не особо располагает. А время идет. И уже через полтора месяца первый со вторым поменяются местами. А теперь сопоставьте и прочуствуйте. Что изменится? ...
И кто в этом виноват, кроме меня самой, и что с этим делать, как не бежать дальше. А куда дальше, как вы понимаете - я не в курсе. Вот такая вот загогулина.

@музыка: Сергей Бабкин - Забери

@темы: Папка с обугленными листами, исписанными кривым почерком, Муть и осадки, муть и осадки, муть и осадки, Запуталась в мыслях и упала

02:06 

lock Доступ к записи ограничен

Больше никакого рок-н-ролла
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:16 

Ночью.

Больше никакого рок-н-ролла
Этими тягучими зимними ночами, которыми я разбавляю дни, которые добавляю в чай для пущей крепости, которые перебираю кончиками пальцев, когда скучно, – мне порой кажется, этими ночами время останавливается. Не так, как в кино, когда все вокруг вдруг замирает и один только главный герой крупным планом дрейфует среди неподвижности; не так, как в книгах, когда главная героиня ловит застывшие в воздухе витые снежинки и «чуть заметно улыбается», нет. Я как бы замираю вместе со всем и наблюдаю откуда-то сверху, улыбаясь и медленно листая страницы какой-то книги с бордовой обложкой. На ней написано большими серебряными буквами: «ПИСЬМА СЧАСТЬЯ» и мне от этого особенно легко и спокойно.
Этими свежими зимними ночами, которые проникают в легкие (да, это банальность, но куда же ещё проникать среднестатистической ночи - не в селезенку же, в самом деле) и переворачивают там мой кое-как наведенный порядок вверх дном, мне дышится и живется совсем просто и гладко, как будто невидимая рука выпускает, наконец, мое горло из долгих объятий и дает душе насытиться кислородом. Поэтому форточка всегда открыта, и даже собачий холод тому не помеха. Вот так я листаю свою книгу в бордовой обложке с надписью "ПИСЬМА СЧАСТЬЯ", незаметно поеживаюсь и потихоньку начинаю верить. В кислород, в письма счастья и прочую милую ерунду. Даже в тебя начинаю верить время от времени. Это, правда, довольно быстро проходит, стоит лишь натянуть свитер.
Этими редкими зимними ночами, которые путаются в пальцах не давая заснуть, которые цепляются за волосы в попытке скрыться от неминуемого рассвета, я долго думаю о том, как бы все могло быть, если бы не было так, как есть. Чай на подоконнике остывает - я так и не проклеила окна, ссылаясь на то, что это естественная вентиляция. Я прекрасно знаю, что из-под окон дует, и лучше бы чай поставить на тумбочку, но, согласитесь, ночь не ночь, если в ней не фигурирует подоконника. Приходится давиться сладким холодным чаем и прятаться от мироздания за бордовой книжкой, которая называется, да, правильно, "ПИСЬМА СЧАСТЬЯ".
Знаете, наверное, все было бы чуть-чуть иначе, если бы не такие вот зимние ночи.

@темы: Папка с обугленными листами, исписанными кривым почерком

22:29 

lock Доступ к записи ограничен

Больше никакого рок-н-ролла
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:24 

Две стороны одной луны.

Больше никакого рок-н-ролла
Она наконец-таки пришла. Было поздно, на улицах давно стемнело, а звезды давно освещали пути таких странных и таких разных людей. Она показалась нехотя, будто делая всем одолжение, будто эта работа давно осточертела ей и только из снисходительности она продолжала здесь появляться. Сегодня она казалось нездорово похудевшей, напоминая гардеробную вешалку в золотистых одеждах или просто очередную анорексичную фотомодель. Собственно говоря, повадки её были сродни последней: вредная до невозможности, она требовала себе все самое лучшее и давно уже мнила себя центром всей вселенной, являясь, по сути, лишь материальной точкой, на которой отражался весь свет окружающего её мира.
Она изящно опустилась на специально приготовленное кресло, закинула одну ногу на другую и неспешно закурила. Наблюдая за всеми с высоты своего небесного полета, ей удавалось заставлять всех восхищаться её украденной красотой. Она презрительно смотрела сверху вниз на все происходящее, гадко улыбаясь, творила мелкие пакости не вставая с её импровизированного трона и в то же время манила всех и каждого к себе ровным светом без тепла. Так проходила первая часть её ночи: в возвышенном снисхождении, идеалистическом эгоцентризме и прочих страшных диагнозах.
Но после трех ноль-ноль по Гринвичу все стали расходиться. Она цеплялась за каждого, умоляя его взглядом остаться ещё ненадолго, хотя бы на пять минут, ещё немного послушать её нерассказанные истории, ещё чуть-чуть полюбоваться её. Но даже самые верные не выдерживали и скрывались от неё под своими пуховыми одеялами. С высоко поднятой головой она сносила ежедневные предательства, вынося себя горделивой победительницей. Те, кто видели её такой – покинутой, отвергнутой, но всё ещё эгоистичной – всегда смеялись ей в след, до тех пор, пока она не скрывалась в белоснежном дверном проёме.

***

И никто не знал, что днями она подолгу плакала, находясь вдали от столь нужных почитателей её отсутствующих талантов. Каждый день, она обещала, что сегодня изменится, что просто будет бескорыстно дарить чистый свет, который собирает из воздуха, что скинет с себя тяжелые золотые серьги и предстанет перед миром обновленной и счастливой. И каждую ночь её встречали те смеющиеся уроды, тыкающие пальцами в то, что она целый день пыталась забыть. И выбора не оставалось. Она такая, какая она есть: гордая и молчаливая, презрительная и циничная, вся одетая в золото и парчу, безумно одинокая луна.

@музыка: Radiohead - 15 step

@темы: папка с обугленными листами, исписанными кривым почерком, рас_сказачное

Отчаявшись услышать то, что надо

главная